Забытая история Мэйс «Химической булавы» - разработки легендарного перцового баллончика.

23.02.2015

В мае 1968 года, перед фотографами и телекамерами, Шериф Джозеф Вудс вытер слезы с глаз. Как экс-морпех, который не колебался в использовании силы против демонстрантов в Чикаго и его пригородах, Вудс не принадлежал к типу сентиментальных людей. Он плакал потому, что испытал на себе применение Мэйс, которая, по его мнению, являлась " очень гуманным оружием".

Мэйс или, как ее еще называли «Химическая булава» было всего четыре года, в этот момент, и она даже не достигла потребительского рынка, но в своей короткой жизни, она уже давно превратилась из инструмента частной охраны в средство борьбы с массовыми беспорядками. Как ни странно, это средство увидело свет благодаря молодому изобретателю, державшему аллигатора в подвале.

Полвека назад, Алан и Дорис Литман жили в Питтсбурге. Дорис была учительницей информатики, а двадцатидевятилетний Алан был изобретателем, что, вероятно, означало, что он ждал большого прорыва от одного из своих многочисленных патентов. Журналист Гарри Уиллс изображал Литмана как восторженного, так и специфического выпускника университета Питтсбурга, где среди прочего он делал опыты на животных. Это объясняет, почему, к недоумению посетителей, он и Дорис держали аллигатора в подвале.

Ранними творениями Литмана были "инфракрасные подогреватели для бутылочек," устройства, которые грели молоко для младенцев, и в 1963 году он набросал устройство плит для приготовления яиц и бекона. Все три изобретения так никогда и не принесли ему прибыли. Год спустя, однако, дело сдвинулось с мертвой точки. В 1964 году он представил устройство защиты от нападения "Incapacitator" и "аэрозольное устройство безопасности", которые были помещены в бутылочку для распрыскивания агрессивных химикатов. Литман ушел от проектирования товаров для дома, и сосредоточился на разработке «карманных устройств индивидуальной защиты." В конце концов он даже получил патент на "противопехотные гранаты."

В связи с этим возникает очевидный вопрос. Как удалось Алану Литману перейти от конструктора плиты для бекона до разработчика противопехотной гранаты?

Все началось, когда одну из коллег Дорис Литман, молодую женщину-учительницу, ограбили на улицах Питтсбурга. По мнению ряда газет, когда она поведала об этом Алану, пара начала обсуждать инструменты, которые женщина может использовать для самообороны. Карманный перцовые спреи существовали, но они, зачастую, были низкой эффективности и надежность работы оставляла желать лучшего.

Поэтому Литманы начали проведение опытов в своем доме. Они экспериментировали с аэрозольными баллончиками, прикидывая, как лучше распылять жидкость. Они смешивали химические вещества, такие как керосин, фреон, и серную кислоту, чтобы растворить и вывести агрессивные раздражители. После того, как было испробовано ошеломляющее количество химических веществ, которые выжигали глаза и лицо, они остановились на chloroacetophenone, веществе. которое американские военные использовали как мощный слезоточивый газ во время Второй Мировой Войны. Сначала они называли его TGASI, что означало "Аэрозольный инструмент слезоточивого газа", но вскоре они изменили название на "Химическая булава." Согласно газетным отчетам, название подразумевало, что химикаты могли произвести то же действие парализующего эффекта, как средневековая булава, но при этом не наносить жестокие травмы. Алан отправил патентные заявки на механизм распыления, сопло, и их химическую смесь.

"Химическая Булава" присоединилась к растущему списку технологий, направленных на снижение вероятности летального исхода применения. Перцовые спреи практически все в составе используют капсаицин, который является активным ингредиентом красного кайенского перца, при воздействии немедленно вызывает интенсивное жжение по всему лицу. Остальные активные вещества, входившие в состав Мэйс, подпадали под категорию слезоточивые газы. Они воздействовали немного медленнее, чем перцовые спреи и вызывали раздражение слизистой оболочки глаз и рта.

Мейс не был инновационным в части применяемого активного ингредиента, он уже был синтезирован в лабораторных условиях и обсуждалась возможность его военного применения. Он был инновационным, так как его представили в качестве химического оружия для гражданского рынка. Т.к. средство являлось нелетальным, оно не нарушало федерального законодательства, а компактные размеры делали его удобным для постоянного ношения. Это и стало причиной популярности на гражданском рынке.

Всего два года спустя, после подачи патентной заявки, Литман получил предложение на $100 000 от компании Smith & Wesson-знаменитого производителя огнестрельного оружия и боеприпасов. В качестве целевых рынков было выбрано сразу 2 направления: оружие для частных лиц и спецсредства для правоохранительных органов.

Патентование "Химической Булавы" оказалось гораздо более трудным, чем Литман предполагал. Поскольку химический состав уже был разработан ранее, ему так и не удалось запатентовать химическую смесь для его устройства. На его первые разработки баллончиков так и не был выдан патент, и только после нескольких лет доработок, в 1969 году, он получил патент на конструкцию аэрозольного распылителя.

Вернемся обратно к шерифу Джозефу Вудсу округа Кук, штат Иллинойс,-одному из многих влиятельных представителей правоохранительных органов, следящих за новыми технологиями в поддержании гражданского правопорядка и пресечении массовых волнений.

Как Вудс хорошо знал, в конце 1960-х годов было жестокое время для американских городов. Протесты против расового неравенства и войны во Вьетнаме вспыхивали по всей стране, и полиция должна была дать достойный ответ. В частности, в Лос-Анджелесе полиция рассматривает возможность покупки 20-тонного пуленепробиваемого автомобиля, способного перевозить пулемет и разбивать баррикады из машин. Полицейские Детройта были доукомплектованы табельными пистолетами, 500 винтовками, 300 ружьями и 1200 гранатами со слезоточивым газом. Шериф Вудс первым оснастил чикагских полицейских новейшим в правоохранительных органах средством - Мэйс, которое немедленно вызвало споры.

К 1967 году, Мэйс была протестирована на неуправляемые толпы людей по всей стране. Это вызвало критику и обсуждение средства в обществе.

В 1968 году несколько медицинских исследований отметили потенциальные долгосрочные риски для здоровья, такие как повреждения глаз, аллергические реакции и приступы астмы. Эти страхи до сих пор кажутся разумными: Воздействие chloroacetophenone может вызывать сужение дыхательных путей и вызвать накопление жидкости в легких, которые могут усугубить существующие заболевания дыхательных путей. Интенсивное воздействие на глаза может привести к помутнению роговицы и, если воздействие напыляемых частиц идет достаточно быстро, даже к слепоте. Другие критические возражения основывались на принципе: поскольку химическое оружие вне закона в международных боевых действиях, должны ли правоохранительные органы использовать агрессивные химические спреи против собственных граждан?

В Чикаго, Шериф Вудс дал ответ в прямом эфире телевидения. Он попросил выстрелить с Мэйс с дистанции около 15 сантиметров, медсестры стояли рядом, чтобы контролировать его жизнедеятельность. Хотя полицейские часто производят распыление в граза, поток попал ему в шею. Он сообщил, что спрей был прохладным и быстро испарялся, его воздействие вызвало резкое жжение в груди и глазах. "Потребовалось усилие, чтобы держать глаза открытыми," рассказал Вудс репортеру United Press International. Но он сказал, что эффект от воздействия был временным и незначительным.

Служба национальных новостей наряду с этим, высказала более веские аргументы в пользу использования полицией Мэйс. В середине 1960-х годов, более 100 полицейских были расстреляны в массовых беспорядках по всей стране, и офицеры справедливо требовали более совершенных методов самообороны. Самый сильный и стойкий аргумент был в том, что Мэйс позволило бы полицейским обезвредить подозреваемого без необходимости применения летального огнестрельного оружия.

Не смотря на дискуссии в обществе, Мэйс все же стала неотъемлемым атрибутом вооружения американских полицейских. С 1981 года Мэйс стала доступна и для гражданского рынка.

Форма подписки на новости

Подпишитесь на рассылку новостей и будьте в курсе всех новинок и новостей.


Корзина

Корзина 0 товаров
На сумму 0 руб.

Онлайн-тест на знание оружейного законодательства

Проверьте своё знание законодательства и правил применения гражданского оружия


Бесплатная консультация